March 31st, 2005

123

(no subject)

В половину второго ночи зазвонил мобильный. Какой-то шум, треск и дикие крики. Продолжалось несколько секунд, потом сорвалось. Через минуту опять. И снова какой-то пронзительный голос, захлебываясь, что-то на непонятном языке. Сквозь все это, сдавленный шепот моего друга Морозова. Разобрать, что он говорит, я не могу, поэтому начинаю за друга Морозова беспокоиться. Так как совершенно точно знаю, что в данный момент он находится в Гаване на Кубе и, в принципе, с тамошними порядками, случиться с ним может все, что угодно.
- У тебя все в порядке? - я говорю громко, тон – тревожный.
- Не ори, - Морозов по-прежнему шепчет, причем, кажется, сквозь зубы. Впечатление, что он ранен в живот и хочет успеть сказать что-то очень важное.
- Что такое? Что случилось? – я сажусь на измену и из всех сил вслушиваюсь, потому что очень хочу услышать то важное, что, по-видимому, не успевает сказать мой друг.
- … случилось… - звук то есть, то нет. Дикие крики на фоне усиливаются.
Я начинаю лихорадочно соображать, как можно ему помочь. Посольство, знакомые на Кубе, через моего отца, иностранные СМИ… Черт его знает, что я могу отсюда сделать.
- … кто говорит?… - в шепоте Морозова появляются вопросительные интонации. На какой-то момент я пугаюсь еще больше, потому что первое, что приходит в голову – Морозов меня уже не узнаёт. Через несколько секунд его бормотания понимаю, что он имел в виду что-то другое. Вслушиваюсь в крики на заднем плане. Кто-то надрывается, как я уже понимаю, на испанском, очень горячо, убежденно. Сами собой всплывают ассоциации с трибуной, парадом, революцией. Только сейчас я вспоминаю официальную часть программы поездки Морозова и, наконец, понимаю.
- Это чё, Кастро? – я спрашиваю, хотя уже знаю ответ.
- Не ори, - голос Морозова все еще сдавленный, но теперь довольный, - Слушай, как старик зажигает…
х

(no subject)

И продолжение истории "Куба далеко, Куба рядом".
Я прослушал голос Фиделя несколько минут. Ничего по-испански не знаю, кроме минимальных привет-пока-спасибо-пожалуйста и одного грязного ругательства. Поэтому не услышав ничего знакомого, попрощался с Морозовым, пожелал ему удачи и отключился.
Удача, как выяснилось только что, не заставила себя ждать ни минуты. Когда Морозов еще только набирал мой номер, его уже пеленговали кубинские спецслужбы. Кроме того, его мобильный давал какую-то наводку на петлю синхрониста. Уже сейчас я догадываюсь, что, скорее всего, именно по этой причине Фидель в какой-то момент стал кричать заметно громче. Тем не менее, разведчики дали закончить разговор, после чего начали активно шерстить российскую делегацию ученых, философов и журналистов, перевезенных в Гавану двумя чартерными рейсами Фондом Андрея Первозванного. К сожалению, пока не знаю подробностей, но никто не арестован, не пострадал и, скорее всего, в ближайшую субботу все вернутся домой.
За исключением, возможно, Морозова, который только что воссторженно рассказал мне по телефону, как здорово вчера получилось со спецслужбами и до чего же замечательно жить на Кубе.