Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

х

Эффект бабочки

Ну, до мамы (_madra_) в плане мемуариев мне далеко. Там, я давно говорю, пора книгу писать. Столько всего знает, а рассказывает порциями, "сетературно". Или вообще не пишет, а в разговоре, как скажет что-нибудь...
Вот, например, сегодня рассказала, как была на последнем московском квартирнике Александра Галича за пару дней до его отъезда. Шли потом вместе до метро... Это вам не "ужин со звездой", Зверевым каким-нибудь.
Это преамбула была. Сейчас будет амбула.
Есть у меня крестная, Арина Гинзбург. Живет в Париже уже почти 30 лет. Как мне почти. И был у нее муж, Алик. Отсидевший, как все порядочные мужчины в совке, срок. Шутка для ветеранов.
Непорядочные тоже, разумеется, сидели. Да и порядочных, конечно, не всех пересажали.
В 60-м году Алик не закончил журфак из-за ареста. По обвинению в подделке документов - сдал за приятеля экзамен. Потом были еще срока и лагеря - за книгу о суде над Синявским и Даниэлем, потом за солженицынский фонд помощи преследуемым и их семьям в СССР, и за Московскую Хельсинкскую группу. В общем, за антисоветчину.
В конце 79 года его и еще несколько политзаключенных обменяли на двух советских шпионов, спалившихся в США. Примерно тогда и я родился.
Алик, а за ним и Арина вскоре переехали в Париж. Его, к сожалению, я так и не увидел, в 2002 году он умер. А с Ариной мы обязательно встретимся.
У Алика, то есть у Александра Ильича Гинзбурга, был знакомый. Почти полный тезка, АЛександр АркадьевИЧ Гинзбург.
Если поиграть с буквами в инициалах, то получится его псевдоним, под которым вы все его знаете - Галич. Все за ту же антисоветчину его исключили из Союза писателей, из Союза кинематографистов, и в 74 году он эмигрировал. Как раз через пару дней после концерта, на котором была моя мама. А через несколько лет он погиб в Париже от удара электрическим током от радиоаппаратуры. Это случилось 15 декабря 1977 года, день в день за два года до моего рождения. "Такие дела".
На прошлой неделе моя крестная Арина из Парижа передала мне с оказией роскошный подарок. Кстати, спасибо, оказия, (compas) еще раз.
Это галстук-бабочка Александра Галича, которую его жена, Ангелина Николаевна, ее еще весь Париж называл Нюшей и Фанерой Милосской, когда-то подарила на память Алику Гинзбургу. Сейчас их уже никого нет в живых.
А бабочка - вот она, лежит передо мной сейчас на столе.



У меня еще не было подарка, который вызывал бы такой хоровод мыслей. О людях, датах, судьбах и о том, как это все бывает переплетено.
Я знаю, что Арина иногда заглядывает в мой журнал.
И я обещаю тебе, что скажу спасибо при личной встрече.
П.с. Извини, что на ты. По-другому с детства не могу:)